Юрий Зайцев: Обиды на Украину нет. О беларусе в ВСУ, которого спасли от экстрадиции

Послушать
Юрий Зайцев занялся разоблачением провластных наркоторговцев лукашенко. В 2011 году Юрий был задержан за трафаретную надпись с лозунгом против спайсов. В 2012 силовики его избили, угрожали убийством и тюрьмой. Юрий оборвал связи с родными и друзьями и был вынужден уехать из Беларуси. С 2014 года живет в Украине, но сделал ошибку и не получил официальный статус беженца. После запроса в Интерпол в августе 2020 года, в самый разгар протестов против лукашенко, Юрия задержали в Одессе. Как НАШ ДОМ помог Юрию, чтобы Украина не выдала его в Беларусь, и о службе беларуса в украинской армии во время войны — наш новый выпуск.
О чём был наш подкаст:
00:19Начало 01:28Как оказался в ВСУ и почему? 03:00Хотели департировать? 04:55Есть ли обида на Украину? 06:47Имеет ли отношение к Батальону Кастуся Калиновского? 08:54Есть ли ещё белорусы в части? 09:22Как относятся украинцы в части? 10:22Как обстановка в Одессе? 11:38Хорошо ли обеспечены оружием, питанием и тд? 13:19Проходил ли учения? 14:44Чем помог НАШ ДОМ? 17:00Может ли разорвать контракт?
Как оказался в ВСУ и почему?

После начала войны я вступил в ряды самообороны города Одессы, через несколько суток я пошел в военкомат и записался добровольцем в ВСУ, потому не хотел сидеть дома и ждать непонятно чего. Я хотел защищать Украину, потому что это не первая страна, куда вторглась Россия – на данный момент Беларусь в сложном положении, близится её оккупация. Я бы хотел внести свой вклад в это противостояние со стороны Украины.

Хотели депортировать?

Правильнее экстрадиция – перемещение по запросу Республики Беларусь из Украины для последующего суда и заключения в рамках международных договоренностей. На данный момент я нахожусь в процессе получения статуса беженца, т.к. розыск в Республике Беларусь был мотивирован политически. Суду предоставлено много доказательств, что подобными методами режим пытается получить различных активистов и участников акций.

Есть ли обида на Украину?

Нужно четко разделять позицию прокуратуры Украины и украинского народа, потому что прокуратура Украины – это очень сомнительный орган, который сотрудничает на данный момент с силовыми структурами Беларуси и России и пытается без разбирательств выдать людей, пытающихся получить статус беженца. 

Украинцы хорошо относятся к белорусам, поэтому обиды на Украину у меня нет. Мои проблемы инициированы Республикой Беларусь. Я не хочу ехать в другую страну, не хочу бегать, я устал. Хочу встречать российские войска с оружием в руках.

Имеет ли отношение к Батальону Кастуся Калиновского?

Нет, так как когда я пошел в военкомат 26 февраля, не было сформировано никаких добровольческих отрядов иностранцев. До этого я был в рядах самообороны, но нам не дали как таковых оружия и указаний. Мы с другими белорусами пытались вступить в ряды территориальной обороны, но нам отказали, потому что мы граждане страны-агрессора. Уже в военкомате, предоставив справку, что я запросил статус беженца, и объяснив, что имею личные счеты с белорусской властью, командир вошел в мою ситуацию и отправил меня в воинскую часть.

Есть ли ещё белорусы в части?

Нет, в моей части я один белорус.

Как относятся украинцы в части?

Отношение очень положительное, несмотря на то, что я отличаюсь от остальных. За все время я не слышал в свою сторону ни одного плохого слова.

Как обстановка в Одессе?

На данный момент ситуация в Одессе начинает нормализовываться, т.к. была опасность высадки десанта со стороны моря, но после потопления крейсера “Москва” российские войска оставили эту идею. Остается опасность атаки с воздуха, нас ежедневно бомбят, были попадания в жилые дома. 

Хорошо ли обеспечены оружием, питанием и тд?

Я ожидал худшего. В части нам выдали полное обмундирование, жилеты и прочее. По питанию проблем тоже нет. 

Помимо государственной поддержки очень много поддержки оказывается волонтерами. От них поступает много продуктов, необходимых вещей. Волонтеры делают большую работу, восполняя недостатки государственной поддержки. 

Проходил ли учения?

Я давал присягу, у меня временный военный билет. В первые дни была неразбериха, поэтому когда я прибыл в часть, меня сразу снабдили необходимым и я отправился на задание. После нескольких выездов начались какие-то тренировки, то есть все получилось  в обратном порядке.

Чем помог НАШ ДОМ?

Когда мы подали документы в миграционную службу с просьбой о предоставлении убежища, я находился в СИЗО и моей защитой занимался адвокат одесский, который оказался мошенником. Миграционная служба более трех месяцев скрывала отказ о предоставлении статуса, когда это выяснилось на одном из судов, адвокат исчез и моей защитой стала заниматься правозащитная организация “Право и дело”. Мы начали собирать все документы для обжалования решения. Нужны были аналитические справки и различные подтверждения правозащитных организаций, что в стране происходят репрессии, т.к. этот фактор влияет на решение миграционной службы. Немного организаций отозвалось на мою просьбу, одной из них был “НАШ ДОМ”, за что я благодарен Ольге Карач. Мы получили необходимую справку в последний момент перед судом.

Может ли разорвать контракт?

Я не являюсь контрактным служащим, я был мобилизован в странной ситуации. Когда я обратился в военкомат для вступления, сначала мне отказали, т.к. в момент введения военного положения в стране контрактов не существует. Но уже после разговора с военкомом меня мобилизовали наряду с гражданами Украины, что неразрешено. Данной ситуацией хотела воспользоваться прокуратура Украины. Когда они узнали, что я вступил в ряды ВСУ и не являюсь на их суды, они прибыли в военкомат, нашли ошибку в моей мобилизации и аннулировали приказ. После этого они прибыли в часть и стали требовать выдать меня им для доставки в суд. Но в этот момент я уже дал присягу и находился на 3-ем боевом задании. За меня вступился командир и я остался.

Как относится к словам Арестовича, что Украина будет сохранять экономические отношения с Беларусью с Лукашенко или без него?

Нам запрещено пользоваться телефонами, так как наше подразделение является секретным. Исключение сделали для меня, потому что я нахожусь в процессе судов и мне надо общаться с правозащитниками. Поэтому я знаком лишь частями с этим интервью. Мне не понравилась такая позиция.

Но сложно говорить, что слова Арестовича идентичны мнению президента. 

После победы в Украине, готов ли сражаться в Беларуси?

Я буду находиться в рядах ВСУ до отмены военного положения плюс полгода, после чего я буду уволен. После этого я хочу вступить в батальон Кастуся Калиновского и участвовать во всех действиях, относящихся к Республике Беларусь.

Присоединиться к беседе