Николай Бондаренко: Ослепнуть за час. Инвалиды здесь и в Беларуси — разные планеты

Послушать
Эту травму Николай получил на площади 2010. Он долгое время продолжал работать, пока в 2013 году в течение часа не ослеп полностью. Дали первую группу инвалидности, но система МРЭК требует ее подтверждения каждые 2 года, по истечении которых нужно проходить всё сначала… Николай Бондаренко рассказывает о проблемах инвалидов в Беларуси, круговой поруке МРЭК и инвалидности в Германии.

Группу продлевают в случае отсутствия каких-либо улучшений. Так происходило 3 раза. Согласно постановлению Минздрава, если группу продлевают в третий раз и улучшений нет, то группу дают бессрочно.

Николай ложился на терапию, проходил курсы лечения, реабилитации. К сожалению, у него ничего не улучшилось, а лишь добавились катаракта и глаукома, которые прогрессировали с каждым годом. Когда он шел на третью комиссию, то был уверен, что получит бессрочную группу. После прохождения процедуры, ему дали бессрочное удостоверение, но второй группы. Николай попросил объяснить, почему было принято такое решение, но работники отказались давать пояснение, а лишь предложили обжаловать это решение.

И вот с 2017 года началась история с обжалованием решения МРЭК. Он прошел все этапы процедуры: МРЭК районный, МРЭК городской, МРЭК республиканский, Центр реабилитации. Невозможно было подать в суд, потому что необходимо было пройти все инстанции. Это заняло 2 года. Огромную помощь оказал офис по правам инвалидов.

За всё время борьбы собралось некоторое количество серьезных обследований. Кафедра офтальмологии 3-ей больницы, где его оперировала профессор Людмила Марченко, и 10 больница, где также серьезный профессорский состав полностью обследовал Николая. Кроме этого, он ездил в Германию в лазерный центр, где проводилось двухнедельное обследование. Все три заключения в итоге сошлись. Важно было получить объективную картину от независимых друг от друга источников. С этими материалами Николай пытался найти адвокатов, которые могли помощь в борьбе с МРЭК, но ни один адвокат не брался, потому что все подобные дела проигрывались. Но с помощью офиса по правам инвалидов и адвокату, который несмотря на всё взялась за дело, полгода шли судебные процессы. К сожалению, суд принял решение не в пользу Николая. Борьбу продолжить не удалось, потому что был вынужден уехать.

Первая поездка в Германию была в 2015 году после операции. Стоял вопрос, возможно ли прооперировать правый глаз, в котором образовалась мембрана, которую в Беларуси не берутся оперировать. Но и там за операцию не взялись. Сейчас, когда Николай находится в Германии, обслуживание остается на высоком уровне, вместе с домашним доктором собирают документы для подтверждения группы. Город оплачивает медицинскую страховку, поэтому платить ни за что не нужно.

Эту травму Николай получил на площади 2010. Он долгое время продолжал работать, пока в 2013 году в течение часа не ослеп полностью. На следующее утро он уже был на операционном столе.

И теперь в голосовом чате «Нашего Дома» Николай Бондаренко отвечает на самые актуальные вопросы, касающиеся инвалидности: 

Правда ли, что присутствует такой абсурд, что даже тем, у кого, например, нет конечности, которая не может в один момент внезапно отрасти, надо постоянно проходить круги бюрократического ада, чтобы доказать наличие инвалидности?

За всё время борьбы удалось пообщаться с большим количеством людей с разными историями. Да, такой абсурд действительно есть. Когда я задавал вопросы в МРЭК, почему это так работает, мне объясняли, что сейчас при современной технике можно поставить за свои средства биопротезы. Один человек так и сделал, после чего ему заменили первую группу на третью. Другому человеку поставили кардиостимулятор, за чем и последовала замена второй группы на третью.

Нужно ли платить за все эти обследования в Беларуси?

Нет, всё было бесплатным. Максимум, могли разделить оплату за дорогую ампулу, рассчитанную на 10 человек.

Предлагали ли вам что-то, чтобы немного улучшить качество жизни? Какие-то гаджеты? Что вообще можно сделать в таком случае?

После получения первой группы мне предложили пластмассовые говорящие китайские часы, которые озвучивали время, палку от общества слепых и говорящий телефон.

Компенсируют ли человеку часть средств, если он отказывается от государственного протеза и покупает за свой счёт?

Насколько мне известно по общению с другими людьми, нет.

Было ли такое, что врачи фальсифицировали какие-то показатели, фиксируя более хорошие значения?

Нет, но единственное, с чем я столкнулся, это когда мне в республиканской больнице проверяли угол зрения, водя ручкой по обоям. Я должен был сказать “Стоп”, когда увижу ручку. Понятно, что это не обследование, особенно по сравнению с 3-ей больницей, где хоть и на БУ-шном оборудовании, но угол зрения проверялся компьютером.

Присоединиться к беседе