Что происходит с детьми в приёмниках-распределителях?

Послушать
Тема прав ребёнка достаточно широка. И есть одна тема, которая является актуальной до сих пор в странах на постсоветском пространстве. И сегодня мы говорим о таком ужасном изобретение, как приемники-распределители. Об этом мы сегодня беседуем со Светланой Тарабановой — экспертом по правам ребенка, координатором направления по защите прав ребенка Женского Консорциума Украины.

Приемники-распределители, как и интернаты,  являются порождением советской эпохи, режимными учреждениями.

Остро проблема беспризорничества стояла в период Первой Мировой и гражданской войны и после Великой Отечественной войны, когда многие дети остались сиротами. Для этих целей и были созданы эти учреждения в СССР. А в 1935 году они были переданы в ведение НКВД.

В наше время проблема беспризорничества решена, детей на улицах стало гораздо меньше. Радует, что необходимость в приёмниках-распределителях уменьшается. Они изжили свою актуальность,  являются рудиментарными, но вялотекущие проблемы реформ мешают им трансформироваться или вообще исчезнуть.

Например, в Украине существуют всего 3 приёмника. Они в основном пустуют или не полностью загружены. Приемники–распределители, как и другие исправительные  учреждения (интернаты, школы социальной реабилитации), предназначены для социальной реабилитации и исправления детей с 11 до 16 лет, совершивших какие-либо правонарушения, для облегчения условий жизни детей, оставшихся без родителей. Но чаще всего являются режимными карательными учреждениями несвободы за колючей проволокой, находящимися в подчинении правоохранительных органов. Ребенку, попавшему в такую сложную ситуацию, нужна помощь, защита, нужны нормальные условия для жизни и развития. Но зачастую права ребенка нарушаются. Важно помнить, что и младенец и ребёнок, совершивший преступление, равны в правах.

Эти учреждения очень напоминают тюрьму: голые стены без каких-либо картинок, постеров, зверушек, других детских проявлений. В них запрещено содержание любых домашних животных.

Ребёнок  попадает  туда в состоянии стресса, кризиса. И вместо разъяснения, оказания помощи в понимании ситуации, проработке проблем и помощи во вхождении в жизнь без совершения противоправных поступков, преступлений, ребёнок подвергается ещё большему давлению, репрессиям. Он ещё больше замыкается в себе, озлобляется.

О репрессивном характере заведений говорит использование карцера в качестве наказания за плохое поведение. Это маленькое помещение за решёткой без окон, без матрасов на деревянных помостах. Репрессии проявляются в применении пыток. Например: держать руки поверх одеяла во время сна. Это настоящая пытка. Невозможно спать, чтобы непроизвольно не убрать руки под одеяло. За неисполнение следует наказание.

Часто происходит нарушение прав ребёнка:

  • Нарушение  карантинных  мер (нарушение масочного режима, температурный скрининг, отсутствие дезинфекций).
  • Нарушение права детей на контакт с родственниками. В заведениях нет специалистов для налаживания связи с родственниками в случае, если у родственников нет возможности приехать. Пишется отписка, что родственники не изъявили желания.

Кто же попадает в приёмники — распределители?

  • Дети в возрасте от 11 до 16 лет, совершившие правонарушение, и находящиеся под подозрением по решению суда в период ведения следствия (не более 30 дней по закону).
  • Дети, вина которых уже доказана, но они ждут распределения в учреждения (школа, училище социальной реабилитации).
  • Дети-мигранты или беженцы без сопровождения взрослых (в случаях, когда с родителями — трудовыми мигрантами или беженцами что-то случается) с неустановленным гражданством или гражданством других государств.

Такие дети не должны там находиться, это является нарушением прав ребёнка, так как он ничего не совершал, а попадает в режимный объект, подвергаясь двойному стрессу, но находятся там потому, что учреждения пустуют. Существует проблема с передачей таких детей, так как вышло из срока действие Кишиневского соглашения о возврате таких детей в страну. Ребёнка могут вернуть на родину без его согласия, а это может быть небезопасно — например, в Беларусь.

  • Дети, убежавшие из интернатов и находящиеся на улице (беспризорные).
  • Дети, которых сами родители в воспитательных целях помещают в эти учреждения.

Практика показывает, что права ребёнка нарушаются чаще, быстрей и жёстче, потому что дети частично ограничены в правах в силу своих физических и психологических особенностей. Назрела необходимость садиться за стол переговоров и править нормы прав с учётом новых обстоятельств (например, covid).

На постсоветском пространстве существует проблема с образованием людей по вопросу прав  как взрослых, так и детей. Происходит подмена понятий. Родители воспринимают права ребёнка, как понятие о вседозволенности, учителя учат декларативно, не объясняя, что такое права, что подразумевают эти права, и как их отстаивать.

Реформы в государствах будут проходить быстрее, если все будут образованы в вопросах прав.

Присоединиться к беседе