У лукашенко НЕТ ДЕНЕГ? План силовиков по ШТРАФАМ на 2022

Послушать
Зверства силовиков в Беларуси не могут не ужасать. При этом, если верить статистике, Беларусь является абсолютным лидером в мире по количеству сотрудников милиции на душу населения.

Для справки:
На 100 тыс. населения в Беларуси приходится 1442 сотрудника МВД. Среднемировой показатель – 300, а ООН рекомендует 222 полицейских. Даже в СССР было 214 милиционера на 100 тыс. населения.

Откуда же внутри беларуской нации родилось такое количество садистов, извергов и мучителей, готовых запросто издеваться над мирными безоружными людьми, над беременными женщинами, над детьми, над стариками, над людьми с инвалидностью?
Этот вопрос люди задают себе часто, но при этом, как правило, не задают себе вопрос: что такое работа сотрудника милиции в Беларуси? Из чего она состоит?

Я – беларуская правозащитница. И мой опыт участия в судах, в том числе и надо мной, позволяет мне сказать, что, к сожалению, тома уголовных дел, которые рассматриваются сегодня в беларуских судах, имеют такое же слабое отношение к реальности, как фильмы «Звездные войны» или фильмы-фэнтези. Доказательства и экспертизы в судах пишутся на коленке и выдумываются, возможно в последнюю ночь перед судом.

Часто бывает, что человек был вообще совершенно в другом месте, в другой одежде и этому есть масса свидетельств с видеокамер и свидетельств людей, но это не мешает признать его виновным, осудить его определенной статье и отправить в тюрьму на годы. Часто доказательств нет вообще, кроме признания самого человека, которое выбивается из подсудимого в прямом смысле, дубинками или с помощью так называемой пресс-хаты. И, в первую очередь, зверства беларуских силовиков тесно связаны с этой четко выстроенной системой.

Если вы не знаете, то пресс хата – это специальная камера, где всегда сидят самые отмороженные заключённые, завербованные милицией. Это педофилы, насильники… В обычных камерах у них будут проблемы со, скажем так, с заключенными, у которых есть какая-то воровская «честь». Поэтому они с радостью принимают такую защиту от милиции, и в ответ работают на нее, организовывая пытки тем, на кого те укажут пальцем. В перечень этих пыток входят и коллективные изнасилования. Часто те, кто прошел пресс-хату, пытаются покончить жизнь самоубийством, не перенеся этих пыток и не выдержав издевательств.

Но откуда же в Беларуси набралось такое количество людей, способных фальсифицировать уголовные дела, подписывать фальшивые экспертизы, рисовать протоколы и пытать для этого невинных людей и при этом не испытывать никаких угрызений совести или моральных сомнений?

Два явления – зверства беларуских силовиков и фальсификация уголовных дел тоже тесно связан, и связанны они с системой формирования государственного бюджета в Республике Беларусь.

Национальный бюджет республики Беларусь построен довольно своеобразным образом, и одно из главных отличий, например, от системы построения литовского бюджета – это запланированные в беларуском бюджете штрафы как статья доходов в бюджет. Да, именно – беларуское государство заранее знает, сколько и кто из беларусов совершит правонарушений, и соответственно – сколько они возьмет за это с беларусов штрафов. А также планирует государственные расходы, исходя из этого.

Это простая логика управления от Александра Лукашенко: зачем развивать бизнес, поддерживать какие-то инициативы, когда можно просто всех оштрафовать.

Частный бизнес – это люди, имеющие независимый доход, это опасные для диктатуры люди, они не унижены и не забиты, они требуют условий, и могут задавать неудобные вопросы. Штрафовать же всех на энное количество рублей проще, легче и не требует особых затрат.

Первый раз штрафы, как доходная часть беларуского бюджета появились в 2018 году. Тогда был заложен ожидаемый доход от штрафов в 131 миллион беларуских рублей (это примерно 40-45 миллионов евро в зависимости от курса). В 2019 году ожидалось 100 миллионов, в 2020 – 128 миллионов рублей, в 2021 году бюджет пополнился на 140 миллионов рублей, что превысило планы на 50 миллионов (то есть на треть).

В 2022 году государство планирует оштрафовать всех на 132 миллиона рублей.

К чему приводит такая система планирования штрафов как доходной части государственного бюджета? Каждый районный отдел милиции получает план на определенное количество штрафов, которые он должен собрать в обязательном порядке. Это план по количеству людей, которых надо записать преступниками. Это означает, что каждый милиционер ищет, кого бы ему оштрафовать, чтобы план выполнить. Часть протоколов еще будет написана криво и суды отправят их на доработку, то есть нужно еще иметь и запас на будущее.

И соответственно, этот милиционер, заступая на смену, думает не о том, как ему сделать профилактику правонарушений в районе или разобраться, например, с буянящими алкоголиками. Он озабочен только тем, что ему нужно набрать количество штрафников и принести в конце рабочей смены определённое количество готовых протоколов. А ведь мы знаем, что ни Лукашенко, ни сотрудникам милиции с народом не повезло – беларусы очень дисциплинированы и в принципе нарушают закон очень редко. Мы даже на несанкционированных акциях протеста дружно переходим дорогу только на зеленый свет и снимаем тапочки перед тем, как встать на скамейку с плакатом в руках.

Поэтому беларускому милиционеру приходится идти на хитрости. К примеру, можно подкарауливать людей около мест, где продается алкоголь: выходит человек из ресторана, и попадает в общественное место. Пьяный в общественном месте? Протокол. Заодно можно добавить и неподчинение законным требованиями сотрудника милиции. За это сутки дают, но за нахождение в беларуском изоляторе положено платить, примерно как за день в хостеле в центре Вильнюса. А если человек не согласен, его везут на экспертизу. Экспертиза, конечно, показывает наличие алкоголя, часто вне зависимости от того, есть он или нет, потому что врач тоже не хочет протокол от сотрудниками милиции.

Это странная ситуация – пить алкоголь в барах разрешено, но перемещаться из бара домой вроде как и запрещено.

Сотрудники милиции могут придумывать разные причины оштрафовать человека, штрафы при этом растут, и это, бывает, приводит к трагическим случаям: житель Наровлянского района в 2016 году покончил с собой после получения крупного штрафа. В деревне, мужчина перевозил на тракторе картофель, при этом был нетрезв. Его остановили сотрудники ГАИ, лишили прав на вождение и оштрафовали на 1,5 тысячи рублей (около 500 евро). Мужчине из деревни эта сумма показались неподъемной.

Хотя его близкие говорили, что помогут выплатить штраф, он ответил: «Нет тела – нет дела», куда-то ушел, а нашли его уже повешенным.

Он получил штраф 500 евро, это как в Литве получить 5000 евро штрафа, и покончил с собой в знак протеста.

Поиск бедолаг и составление фальшивых протоколов приучают милицию врать и массово фальсифицировать. В Беларуси нет независимых судов, они тоже в этой преступной схеме. В беларуских судах командует не судья, а милиционер, который привез человека на суд. Любой сотрудник милиции понимает: практически любая ересь и чушь, написанная им в протоколе, будет принята, а не отвергнута. Суд встанет на его сторону и будет его поддерживать. Суд за очень редким исключением не будет разбираться в обстоятельствах дела, поэтому сотрудники милиции действуют спокойно и безнаказанно, могут привлекать людей за что угодно.

И это отчетливо показал 2020 год: после протестов людей штрафовали за за висящее на балконе белье неустановленных цветов, за постельное белье, на котором было написано «это не флаг», за снеговиков во дворе и кукол. Это не взялось ниоткуда – милиция годами тренировалась фальсифицировать протоколы. После этого, возбуждая уголовные дела в отношении одних и тех же граждан, они уже не чувствуют никаких моральных угрызений совести.

Снова шокирующие цифры: в 2018 году за год количество оштрафованных беларусов перевалило за 4 миллиона. Это больше, чем жителей в Литве, и это почти половина всех беларусов, и это 80% беларусов работоспособных.

По сути, оштрафованы все, кроме чиновников исполкомов, кроме своих сотрудников милиции и каких-то уклонившихся очень хитрых граждан, которые смогли спрятаться от этой охоты за людьми.
А выполняя такие функции, сотрудники милиции в Беларуси становятся абсолютно некомпетентны, они не способны расследовать ни одно убийство.

Зачем? Можно просто выйти на улицу и взять первого попавшегося гражданина, который имел неосторожность попасть к ним на глаза. Затем его сильно бьют, бросают в ту же пресс-хату, и получают его признание в чем угодно, даже в убийстве Кеннеди. И такого признания под пытками в беларуском суде достаточно, чтобы человека обвинить человека в убийстве и даже расстрелять.

Милиция разучается бороться с преступностью, зато приучается профессионально пытать людей. Документы, написанные такими «специалистами», выглядят комично, но это не мешает суду направлять людей в тюрьму.

Мы тоже почувствовали это на себе: правозащитнику моей организации «Наш Дом» Валерию Щукину, например, написали в протоколе, что он шёл по тротуару размахивая руками и этим самым заблокировал движение общественного транспорта. Не только милицию, но и судью не смутило, какого же должны быть длины руки, чтобы с тротуара ими заблокировать движение автобуса по дороге.

Можно смеяться, но это факт – Лукашенко выстроил очень устойчивую систему. Все элементы в этой системе они работают на общую цель – это удержание власти Александра Лукашенко любой ценой и через выполнение любого приказа. Внутри этой систему элементы страхуют друг друга. Этот маховик раскручивается: ищутся новые жертвы и с каждым разом ситуация становится все более жестокой, ведь как и с любыми чувствами, чувство меры и совесть у сотрудников беларуской милиции притупляется.

В новой Беларуси встанет большая проблема с реформой беларуской милиции, ибо не вполне понятно куда деть такое огромное количество молодых мужчин, не умеющих ничего другого, как пытать людей и фальсифицировать документы.

В Беларуси сложно искать каких-то новых людей, потому что страна длительное время училась делать совсем не то, что должна, в том числе и то что должны делать нормальные сотрудники милиции.
И вот пример «из-за забора».

Вильнюс, август 2008 года. Некий турист из славянской страны, после посещения бара, влюбленный в Вильнюс, в три часа ночи сел посередине дороги и закричал, что останется тут навсегда. Приехала литовская полиция, послушала его признания в любви стране и городу, услышала его отказ уходить, не стала бить его дубинками по голове (как сделали бы в Беларуси), не утащила в изолятор, не ограбила, и даже не составила протокол, а… обставила его оранжевыми конусами для безопасности и уехала. Логично: человек никуда не собирается уходить, задача полиции сделать так, чтобы он там находился безопасно для себя для других, и не создавал угрозу для жизни и безопасности. Пьяный от такой неожиданности поведения полиции очень быстро протрезвел, успокоился и очень тихонько, не привлекая внимания ушел домой. Проблема решена.

Вторая ситуация случилась со мной. Вам уж точно известно, что на проспекте Гедимина ночью движение запрещено. А мы торопились к поезду кого-то встречать или провожать, уж не помню точно, и решили проскочить по прямой, причем мы такие там были не единственные.
Дорожная полиция остановила всех ночных ездоков, включая нас. Я уже приготовилась к штрафным санкциям, но подошёл сотрудник полиции и грустным голосом укоряющие сказал, что тут по ночам ездить нельзя. Затем он рассказал почему нельзя и отпустил нас. И вы знаете, мне стало так стыдно, что больше я так поступать не буду, потому что буду вспоминать не какой-то штраф, а вот лицо этого грустного литовского полицейского, опечаленного тем, что мы нарушаем закон.

С точки зрения разумности или грамотности, выходит, что и пьяный с оранжевыми конусами и мы получили урок на будущее и больше постараемся не нарушать. С точки зрения превенции правонарушений литовская полиция была права.

Выплачивая же в Беларуси придуманные штрафы, мы не имеем моральных угрызений совести и какого-то желания выполнять неработающий закон.

Системы разные и подходы разные.
Интересно было бы задать литовским полицейским вопрос: хотели бы они работать в плановой системе? Где им каждый день, к концу смены надо сдать несколько протоколов на жителей Вильнюса, которые вроде бы нарушили что-то, понимая, что людям будут выписаны нехилые штрафы по 1000, по 2000, по 3000 евро?
Надеюсь – это риторический вопрос.

Присоединиться к беседе

1 комментарий
  • Спасибо Ольга за вашу работу и оценку ситуации. Они тупо выполняют приказы за плюшки. Люстрация обязательна.