Беларусь или Белоруссия? Ольга Карач: Почему я не хочу в русский мир?

Послушать
Конечно же, в Беларуси мы все слышали это словосочетание – «русский мир». Мало того, большинство белорусов прекрасно понимает, что именно туда сегодня тянет нашу страну обезумевший Александр Лукашенко. Кого-то «русский мир» пугает политическими последствиями, кому-то наоборот, кажется, что это спасение от всех бед и несчастий.

Но я не хочу в «русский мир». Для любой белорусской женщины «русский мир» обозначает «рабство». А я рабыней быть не хочу.
Если говорить про русский мир, то очень важно понимать, в Беларуси нет и не может быть никакого «русского мира» в чистом виде, мы ведь Беларусь, мы не русские. Когда кто-то говорит про «русский мир», этот человек всегда имеет в виду геополитический выбор – БелоруссИЯ вместо Беларуси, и «белорусский мир» как часть «русского мира».
«Русский мир» – это не только геополитический, но и цивилизационный выбор. Все, кто живут рядом с Россией, как наша Беларусь, вынуждены решать – находимся ли мы в составе русской цивилизации, или находимся в составе европейской цивилизации. Про Европейский или западный мир как-то много не говорят, словосочетание не прижилось, но мы можем им пользоваться иногда для лучшего понимания.

Если мы говорим про русский или западный мир, то речь всегда идет про определённую картину мира, определенные ценности, традиции и культуру, которую люди в рамках своей цивилизации поддерживают, в том числе, и как люди трактуют для себя те или иные исторические события. Например, восстание Кастуся Калиновского – это было плохо или хорошо для белорусов? С точки зрения «русского мира» плохо, с точки зрения западного – хорошо. Поэтому россияне называют восстание польским.
Любой факт можно оценивать с разных сторон, но при этом сам факт останется нейтральным. Эмоции только добавляют окраску. Поэтому, если мы говорим про Беларусь в рамках русского мира, то мы будем называть это всё БССР. Так уже было, и нас к этому хотят вернуть в каком-то виде.
А я не хочу возвращаться в БССР, как ни крути, мне в русском мире места нет.
И вот почему.

Я женщина 40+ с очень тяжёлым заболеванием, и с двумя маленькими детьми на руках. В русском мире женщина оценивается как объект, у женщины в русском мире мнения никто не спрашивает. Этот объект должен быть сексуально привлекательным и уметь себя продать какому-то статусному и богатому мужчине, потому что в одиночку женщина там – человек второго сорта и ценностью не является. Причем эта позиция всегда цинично и демонстративно прикрывается псевдозащитой женщин, но это не защита – это манипуляция нашим женским желанием защиты и потребностью в безопасности.

Но реальное отношение в русском мире к женщине, как к человеку глупому и слабому, не способному позаботиться о своих интересах и мнение которой никто, в общем-то не спрашивает. Яркой иллюстрацией служит русский анекдот от том, на какие две категории там делят женщин: «ой, какая дурочка» и «боже, какая дура». То есть в русском мире ты по умолчанию дура, но пока ты молодая и красивая, то это тебя прощает. Это даже миленько. Потом нет.

В русском мире женщины – это функция, приложение. Это не партнер, не гражданин, с которым можно строить деловые отношения, а всего лишь сексуальный объект. Женская функция в русском мире – радовать глаз и возбуждать сексуальное желание мужчин, и поэтому к внешности и возрасту женщин предъявляются очень большие претензии. Помните фразу, что женщина должна вдохновлять своего мужчину на подвиги? Не сама совершать подвиги, не строить нормальные отношения со своим партнером. Именно на женщину возлагается ответственность за действия мужчин. Твой муж не совершает подвиги каждый день? Значит, ты плохо старалась.

В культуре русского мира единственная полезная женщина – молодая женщина без детей и «будущая мать». Не будущая мать, а некая будущая мать в кавычках, потенциальный объект деторождения. Общество постоянно обсуждает, как повысить рождаемость, запретить или нет аборты. но на самом деле судьба рожденных детей никого из власть имущих в русском мире не интересует. Кого-то интересовало, как Вы выживаете с ребенком на руках, чем питаетесь, достаточно ли спите? Что Лукашенко в Беларуси сделал для поддержки детей и матерей? Ровно ноль. Он только предъявляет бесконечные претензии к матерям и настрочил свои декреты, включая декрет 18.

Русскому миру плевать на Вашего ребенка, пока ребенку не исполняется 18 лет, и если это мальчик – то есть солдат – тогда про этого мальчика государство сразу вспоминает и протягивает к нему свои цепкие руки.
Женщина с ребенком, или не дай бог с детьми – в русском мире это б/у с прицепом. Предмет, бывший в употреблении. А мы, женщины, не предметы, и дети – это ценность. Родить, воспитать, поставить на ноги – это ведь подвиг, про который обычно никто не говорит.
Согласитесь, если бы русскомирское общество интересовалось настоящими планами женщин, то женщина с двумя детьми была бы на вес золота.

А сейчас это прицеп, и как только ребенок появляется – он становится сугубо ее личной проблемой. Никто вообще-то помогать не собирается, даже вопрос так не стоит. Но при этом красивой и молодой ты обязана оставаться. Толстая? Больная? Старая? Спрячься, умри молча и не позорь нашу страну!

Это называется эйджизм, оценка женщины только с позиции возраста, с позиции предмета, который перестает выполнять свои функции или кем-то уже был использован, становится неинтересен. И все женщины русского мира отчаянно борются за то, чтобы всегда выглядеть молодыми и красивыми. Они отчаянно пытаются сохранить свою ценность для общества и сохранить свою функцию для общества, которое ценит только внешний вид.

Получается, что женщины с возрастом 40+ как раз выпадают из этого общества и просто перестают быть ценными и важными. Я много добилась в жизни. и я знаю, что я добьюсь еще больше, но когда я ставлю себя на место простой женщины из русского мира, то задумываюсь – хочу ли я жить в мире, в культуре, где мой опыт, мои знания, мой профессионализм, мои навыки, моя доброта, мои душевные качества не имеют никакого значения? В мире, где имеет значение только мой пол и возраст, которые обесценивают абсолютно все, кем я являюсь. В мире, где я виновата всегда и во всем и несу ответственность за все, что происходит вокруг, даже если я на это не могу повлиять. Хочу ли я быть всегда виноватой? Нет, я не хочу так жить.

А ведь есть и вторая категория людей, которые сразу становятся второстепенными и ненужными в русском мире. Это те, у кого нашли какое-то серьезное заболевание и люди с инвалидностью.
Культура русского мира пропагандирует культ здорового человека. Если человек заболевает, то считается, что это опять «сама дура виновата». Отсюда веселые объяснения, что это болезни за грехи, или за твое поведение, а если ты идеальна, то это болезнь за грехи твоих дедушек-бабушек, и т.д. Серьезно?

Для руского мира человек с тяжелым заболеванием или инвалидностью тоже не ценность, а значит, совершенно неважно, какую боль он или она чувствует, как он или она выживает. Для человека с инвалидностью в культуре русского мира наступает, по сути, гражданская смерть. Физиологически ты жив, но очень зависишь от своих родственников и от того, хотят ли они тебе помогать.

Я бы хотела напомнить одну историю из русского мира.
Военный пенсионер, бывший заместитель главкома дальней авиации по воспитательной работе, генерал-лейтенант ВВС в отставке Анатолий Кудрявцев болел раком желудка и покончил жизнь самоубийством потому, что не выдержал боли и отсутствия обезболивающих.
Повесился на шнурке, закрепленном за дверную ручку.

Получается, что целый генерал и заместитель по целому роду войск не смог получить необходимое лекарство от русскомирского государства. Все просто – заболел? Ты отработанный материал, ты использованный предмет несмотря на то, что генерал. Тебя уже не пошлешь в бой. Ты не нужен, и ты не ценность. Тихо умри, не позорь наше красивое государство.
А чего уже говорить тогда о простых людях.

Кстати, простой мужчина в русскомирском обществе тоже не человек, не гражданин со своими потребностями, идеями, мечтами. Это тоже функция, только немного другая. Он тоже предмет. Об этом и цепких ручонках государства в отношении мужчин поговорим в другой раз.
Русский мир (его по-другому называют «патриархат») одинаково больно бьет и по женщинам, и по мужчинам, отбирая у нас право быть собой и право на счастье, выжимая все соки и выбрасывая людей, когда у них не остается силы.

Но вернемся к больным людям. Больной человек не может выполнять полноценные функции для государства и, соответственно, перестает быть ценен. К нему меняется отношение. Теперь это человек второго сорта, которого только пристальное внимание Европы и европейской цивилизации не позволяет запереть в лепрозорий, чтоб не позорил своим присутствием нашу красивую и процветающую страну. Меньше отсвечивай, и, желательно, побыстрее и тише умри, чтобы не раздражать общество.

Печально, но я лично попадаю в обе эти категории. Я имею ценность, опыт и знания, я имею вдохновение и мечты, но это все бесполезно и не имеет значения для русского мира. И я не могу с этим согласиться.
Мы должны строить общество и государство, где каждый человек имеет ценность, не важно, сколько ей или ему лет и какие у нее или у него заболевания. И да, насколько возможно, все должны иметь право на качество жизни. Лежать прикованным к постели, прокусывать губы от боли и считать трещинки на потолке – это не жизнь. Уж я-то знаю, я так парализованная лежала три месяца. И мне очень больно, что в Беларуси есть люди, которые так лежат годами.

И вот удивительно – достаточно отъехать от Минска на 200 километров к западу, как чудесным образом все именно так и происходит: в Литве я получаю довольно серьезное лечение. Моя болезнь не лечится, но сделать мою жизнь легче можно, убрать боль – можно. Даже в Литве, даже имея очень тяжёлое заболевание, но имея необходимые лекарства при возрасте 40+ и с детьми вполне можно быть полноправным членом общества.

Да, я не обгоню олимпийского чемпиона, и вообще, наверное, никого не обгоню на беговой дорожке. Понятно, что я уже не буду прыгать с парашютом и уже не сяду на шпагат. Ну и ладно. Важно, что я просто реализую все те навыки, опыт, таланты, которые я никогда бы не реализовала в русском мире.
Культура русского мира еще предполагает, что любая женщина враг и конкурент другой женщине, ведь там оценка происходит не по уровню интеллекта, а по внешнему виду. Нам навязывается, что женщины должны бороться за мужчин, потому что мужчины – это ресурс или доступ к ресурсам. В русском мире у женщин самостоятельный доступ к ресурсам ограничен, и это тоже инструмент контроля русского мира над женщинами.

Внешний вид женщине нужен только в одном случае – в борьбе за статусного мужчину, на котором она должна въехать в светлое будущее.
Но я не хочу участвовать в этой гонке и конкуренции. Попытка заставить меня и других женщин прикидываться молоденькими девочками как раз обесценивает весь тот профессионализм, который у нас есть, весь опыт и все знания.

Я уверена, что примерно те же мысли приходят в голову любой женщине в ее жизни, даже если женщина была домохозяйкой и обеспечивала уют своим детям и карьеру своему мужчине. Даже это означает, что у неё есть определённый опыт и он ценен, делая любую женщину уникальной. Уникальным человеком, способным много изменить в этом мире вопреки попыткам «русского мира» все это обесценить, сделать нас безликими. Заставить нас тратить массу времени на бессмысленную борьбу за вечную молодость. Простая ловушка, облегчающая управление женщинами. Пока женщины борются друг с другом за ресурс, за доступ к мужчинам, обществу не надо решать их проблемы и делать качество их жизни выше. Разъединенные женщины не могут защищать свои права. Женщина, которая тратит все свое время в попытках остаться вечномолодой и в попытках конкурировать с другими женщинами, ничего не может добиться, у нее тупо нет на это времени.

Добиваться результата и изменить жизнь могут только определенные социальные группы, осознавая свои интересы. Если женщины объединяются и поддерживают друг друга, ими намного сложнее манипулировать и им навязывать то, что им не нужно.
А наш женский интерес как группы очень простой – убрать дискриминацию в обществе, отнимающую и ворующую время нашей жизни. Просто представьте, что дискриминации нет, нет стеклянного потолка, нет дурацких стереотипов, которые Вы, возможно, даже не ощущаете, но которые очень затрудняют Вашу жизнь. На всех уровнях каждая женщина испытывает огромное сопротивление общества. Мы к этому привыкли, и поэтому не замечаем. Но насколько легкой и простой была бы жизнь без этого сопротивления.
Я знаю, что в «русском мире» моя жизнь станет очень тяжелой, очень печальной, и я там не смогу ничего и я там буду никем.

Но я также знаю, что людьми второго сорта станут все белорусские женщины.
Мы не для того боролись, чтобы возвращаться в БССР.
Мы уже там уже были. Нам хватило.

Мы боремся за справедливое общество для всех, за равный доступ к ресурсам и за то, чтобы каждый человек в Беларуси был ценностью – молодой или старый, больной или здоровый, с детьми или без.
Но это возможно только, если мы будем подальше от «русского мира».

А про гендерные стереотипы и многие другие вещи поговорим в следующих видео.

Присоединиться к беседе